DSC_0654

D-2: небольшой ремонт

Решил не терять зря время на самоизоляции и всё-таки рискнул заглянуть в цифровой магнитофон D-2 от Sony — DVR-28. Как оказалось, зря я в него не лез раньше. Видеомагнитофон, в отличие от аналогичных от Ampex, вобрал в себя все лучшие конструктивные решения от Betacam SP, став, таким образом, несколько укрупнённой версией последнего — точно также легко снимается кассетоприёмник и откидывается блок УВЧ, в доступном для рук месте находится барашек на вал двигателя расправки ленты, двигателя кассетоприёмника, механизма раздвижения подкатушечников (магнитофон кушает все три размера кассет D-2), т.е. извлечь зажёванную ленту или вывести стойки из неправильного положения — дело пары минут. За это огромный респект инженерам Sony.

В чём была проблема с магнитофоном? Исходная работоспособность была неизвестна, а усугубляло проблему то, что при попытках включить любой режим лента в промышленных количествах выбрасывалась в ЛПМ, после чего аппарат выпадал в ошибку. Частично прояснил ситуацию приезд кассет с записанным содержимым. Так удалось выяснить, что в целом видеотракт работает, однако режим воспроизведения всё ещё отказывался тянуть ленту вперёд. Исходно я грешил на пробитый драйвер управления подкатушечником, из-за чего тот мотал приёмную катушку не в ту сторону. Однако после вскрытия и внимательного осмотра подозрения пали на неисправно работающий механизм прижима прижимного ролика (масло масляное) к тонвалу. С ним слегка перемудрили, при этом даже в найденном нечеловеческими усилиями зрителей сервис-мануале к DVR-20 (уменьшенная версия DVR-28) не было никаких схем по настройке этого узла.

Состоит он из двух соленоидов и подпружиненного плеча, которое в два шага подтягивет коромысло с прижимным роликом и обводной стойкой к тонвалу. Так вот якоря соленоидов, судя по всему, встали в распорку и банально клинили при попытке электромагнита втянуть их в себя.
Раз инструкция оказалась бесполезной, пришлось действовать по наитию. Отмыв от вековой грязи механизм и промазав везде где можно турбинным маслом, решил установить узел обратно, и после пары-тройки подгонок грузика-ограничителя пружины (на фото справа), соленоиды перестали клинить и восстановили свой естественный ход. На моё удивление, включив видеомагнитофон, прижим ленты сходу заработал как надо, и, таким образом, все режимы вернулись к работоспособности. После чего отмыл и смазал салазки подкатушечников, чтобы кассеты не заклинивали при заглатывании их в лоток.

Из любопытного. Сервис-мануал пригодился для того чтобы найти информацию о пробеге аппарата. Выяснилось, что магнитофон безостановочно проработал ни много ни мало 21 год (судя по отметкам о прохождении ТО, из них активно использовался где-то между 1993 и 2005 гг.) на японском телевидении, а блок видеоголовок менялся не менее 4 раз. Текущий барабан практически исчерпал свой ресурс — 3500 моточасов — но, думаю, ещё походит. Во всяком случае запись и чтение рекордер производит без проблем и выпадений.

Также любопытен тот факт, что D-2, разработанный преимущественно силами Ampex, в отличие от предыдущей разработки Bosch и Sony, D-1, пошёл своим путём, и вместо попиксельного представления видеокартинки, который и поныне является SD-стандартом (формат пикселей YUV 4:2:2 8-bit, разрешение NTSC 720×480, PAL 720×576), использовал метод, сходный с PCM-звукозаписью — то есть буквально как самописец цифровал всё, что приходит на композитный вход, и в том же виде декодируя выплёвывал обратно, включая кадровые и строковые гасящие, «colorburst» и т.д.

При таком методе хранения пикселей как таковых не существует, как бы это ни казалось удивительным для цифрового видео, а остаются два других параметра — частота семплирования (14.3 МГц), т.е. с какой скоростью идёт нарезка аналоговых уровней АЦП, а также число разрядов квантования — 8 бит с предыскажениями, что давало на выходе полосу пропускания от 0 до 6 МГц при соотношении C/Ш 54 дБ (т.е. порядка 600 ТВЛ), перенос цветового спектра при этом не применялся, т.е. цветовой и яркостный канал имели одинаковую горизонтальную чёткость.

Учитывая, что видеосигнал пишется в несжатом виде, битрейт цифрового потока достигает впечатляющих 142 Мбит! Для того чтобы столь гигантский поток данных мог быть записан, используется металл-порошковая 3/4″ лента, на которую со скоростью 6000 об/мин одновременно пишут 4 видеоголовки (ещё 4 читают и 4 стирают). Визг при этом стоит почти как от Квадраплекса.

Вдобавок к видеосигналу вращающиеся головки также прописывают 4 цифровых звуковых дорожки студийного качества (20 бит, 48 кГц), а завершают сие великолепие стационарная аналоговая «cue»-дорожка, а также синхро- и таймкод-трек. Кстати, интересно, что в Ampex VPR-200 20-битный звук не осилили, вместо этого на платах там красуются 16-битные преобразователи.

Помимо огроменных АЦП от UltraAnalog сверху стоит целых 6x PCM63P «K»-грейда! Аудиофилия во все поля!

В общем и целом, я безумно доволен, что удалось малой кровью поднять столь конструктивно сложный аппарат, чему я не в последнюю очередь обязан отличному качеству узлов и электронных компонентов у DVR-28, в котором, несмотря на год выпуска 1992 г. НЕТ НИ ОДНОГО SMD-электролита, да и практически SMD-монтажа как такового — и потому всё заработало как надо с полпинка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *